17:48 

Шаткое положение (Tightrope), автор Fang's Fawn, перевод мой

Шиято
Шаткое положение

Глава 4


Название: Шаткое положение
Автор фанфика: Fang's Fawn
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Tightrope
Ссылка на оригинал фанфика: www.fanfiction.net/s/5029676/1/Tightrope
Разрешение на перевод: получено
Переводчик: Шиято
Бета: не бечен
Размер: миди
Тип: Джен
Персонажи: Северус С., Гарри П.
Рейтинг: PG-13
Жанр: ангст, драма
Дисклаймер: все персонажи и мир мне не принадлежат.
Саммари: Это продолжение рассказа Fang's Fawn "Под опекой". Вам придется прочитать его для начала, чтобы понять как персонажи пришли к тому, что происходит в этой части.

***

Часы на восточной башне пробили семь раз. Благодаря летнему увеличению дня на улице было еще светло, но Гарри уже был в своей кровати в гриффиндорской спальне. Он лежал на боку, подтянув колени к подбородку и обхватив ноги руками, но принял эту позу не из-за неприятных ощущений в зажившей спине, а потому что нервничал.
В третий раз за последние три дня Гарри чувствовал тошноту от страха.
Он впервые подумал, что страх перед уроками окклюменции, похож на страх перед встречей с разгневанным дядей Верноном. Через час ему придется подчиниться взрослому, который был ему неприятен, но который имел над ним власть и ненавидел его, придется позволить этому человеку причинить себе боль, чему тот будет только рад и не испытает при этом ни жалости, ни раскаяния. Осознание этого усилило тошноту.
Невольно ему вспомнились слова Дамблдора, сказанные прошлой ночью: «... Я абсолютно уверен... за последние несколько недель мнение профессора Снейпа о тебе сильно изменилось...»
Но против этих неубедительных, искренних и успокоительных слов боролись пять лет унижений, оскорблений, леденящих душу ухмылок и безразличия.
Во что верить? В мудрость Дамблдора, который часто ошибался, или в свою интуицию, которая так жестоко подвела, когда дошло до спасения Сириуса?
На этот вопрос не существовало ответа.
Если бы Гарри дали выбор между наказанием от дяди Вернона и уроком окклюменции от Снейпа, он бы предпочел иметь дело с дядей. Зная как мыслями сбежать от дяди, как эмоционально отключиться от боли, хотя бы на время, унестись туда где дядя Вернон не мог его достать, и совершенно не понимая как скрыться от атак Снейпа, нападавшего на его сознание, а не на тело, и Гарри некуда было бежать, он оказывался полностью на милости зельевара, чего никогда не было с дядей Верноном, как бы сильно и часто он его ни бил. Гарри выносил физическую бол легче, чем эмоциональную или душевную.
Когда часы отбили первую четверть часа, Гарри беспокойно перевернулся на другой бок. Наверно он мог бы прогулять занятие и серьезно обдумывал этот вариант, но угроза Снейпа зайти за ним лично в случае опоздания звенела у него в ушах, и он знал, что тогда будет только хуже. Многолетний опыт подсказывал, что увиливание от чего-то неприятного бесполезно, и ведет к еще более неприятным последствиям. Сопротивляться не было смысла.
Да и какое право он имел сопротивляться? Он не хотел чтобы кто-то еще закончил как Сириус из-за того, что он мало старался. Дело не только в старании... Гарри был более чем уверен, что не сможет осилить окклюменцию, но в желание Даблдора, чтобы он выучил ее, и научился ей именно от Снейпа. Гарри видел в этом прекрасный повод попытаться.
Колокол на восточной башне пробил без четверти восемь. Лучше не опаздывать. Гарри медленно встал и направился к двери. Заметив, что волочит ноги, мысленно встряхнулся, выпрямился, поднял голову и направился в подземелья. В конце концов, переживать это ему было не в первой.
* * *
Гарри Поттер не единственный, кто нервничал предвкушая продолжение уроков окклюменции. В своем подземном кабинете сидел Северус Снейп, натянутый как струна, уперевшись локтями в стол он сцепил пальцы, оставив торчать только указательные, сложенные вместе, прижав их к губам. Взгляд его обсидиановых глаз уперся в дверь на против стола в дальнем конце комнаты, но если присмотреться можно было заметить выражение отчужденности как если бы всё его внимание было сосредоточенно на событиях происходящих в их глубине.
В тот момент, когда Гарри Поттер вспоминал слова Дамблдора сказанные ему прошлой ночью, Снейп думал о том, что было сказано ему:
«Ты очень хороший учитель, Северус, когда вкладываешь в это дело свой ум.»
Сколько раз Дамблдор повторял ему эти слова? Слишком часто, Снейп уже сбился со счета. Иногда стареющий волшебник говорил их с теплотой и поддержкой, иногда ругая, иногда устало и даже немного нетерпеливо, как прошлой зимой, когда Снейп желчно осуждал неспособность Поттера к обучению, обнаруженную им во время частных уроков. Но он всегда говорил их как если бы верил в них всем сердцем, и Снейп не сомневался, что старик верил в него как в превосходного инструктора.
Сам же он верил в себя с трудом.
Это не значит, что зельевар не знал свой предмет. Одаренный не только в зельеварении, но и во многих других дисциплинах волшебник, старался развивать свой потенциал, продолжая учиться, чтобы держать свои навыки на современном уровне. Возможно в этом крылся его большой недостаток как преподавателя: в школьные годы, по прилежности он мог соперничать с Гермионой Грейнджер (но обладал большими способностями и желанием экспериментировать, чем магглорожденная девченка), и терпеть не мог учеников не желающих работать. Как и большинство учителей он ценил природные способности, но не терпел и презирал лень, безразличие и невнимательность. Поэтому Снейп отказывался принимать в класс уровня ПАУК учеников заслуживших на СОВ меньше "привосходно". Студенты отличившиеся у него, были достаточно догадливыми, чтобы разглядеть под подлой личиной высокие требования, и старались заслужить его уважение, не ради поблажек и баллов, а потому что ценили, как приз за тяжелый труд.
Правда, за все эти годы таких нашлось не много.
Основной причиной проблем в отношениях с людьми были недопонимание и бесчувственность Снейпа. У него всегда было много стимулов: стимул быть лучше своего приземленного, жестокого отца; стимул вызвать гордость своей любящей, но запуганной матери; стимул вырасти сильным и обрести власть. Он был целеустремленным и преданным своему делу человеком, выбрав путь он не сворачивал с него не смотря ни на что, следовал по нему почти религиозно. Ему сложно было изменить решение. Он был совершенно не способен общаться со своими ровесниками, у большинства из которых была нормальная жизнь, любящая, обычная семья.
Что же до Поттера. Снейпа возмутила просьба Дамблдора стать для мальчика наставником в окклюменции. Он, неохотно, признал необходимость в обучении мальчика, но не желал преподавать ему. Этого недоумка хватало по горло на занятиях по зельеварению.
Не многие знали окклюменцию в совершенстве: лишь Снейп, Дамблдор, и сам Волан-де-Морт. Волан-де-Морт безусловно исключался в качестве учителя, но Снейп находил подозрительным нежелание Дамблдора тренировать Поттера. Логика старого волшебника была ясна (как всегда). Снейп заподозрил, что директор пользуется случаем еще раз попытаться изменить мнение Снейпа о Поттере, заставить их подружиться, и возможно даже подталкивал мальчика принять его в наставники. Это подозрение разбудило упрямство присущее Снейпу, он окончательно решил во что бы то ни стало избежать сближения с Поттером.
Кроме того, низменная часть него, которая держала зло на Джемса Поттера, хотела чтобы мальчик провалил окклюменцию. Снейп отличался умом, прилежанием и воспитанностью, но, в отличии от Джеймса, ни один предмет, кроме зельеварения, не давался ему легко. Он добивался успеха тяжелым трудом, иногда часами изучая тему урока, получая в итоге оценку не выше Джеймса, которому достаточно было пробежаться по материалу за полчаса до занятия. Снейп завидовал этой способности безмерно. Мысль о том, что ответ сына Джеймса на уроке окажется менее чем выдающимся, была бальзамом на подлую, злобную часть души Снейпа, которую жгло негодование от простоты с которой Поттер старший усваивал некоторые предметы, в особенности Защиту от Темных Искусств, в которой его сын тоже добился успеха. В глубине души, Снейп боялся, что мальчик покажет природную способность в окклюменции, и тем самым вернет ему неуместное чувство собственной неполноценности.
В конце концов, мальчику предсказано приблизить падение Темного Лорда. К тому же, он на деле доказал невероятную способность сопротивляться проклятию Империус, это свидетельствует о природной способности к окклюменции. Зельевар был только рад торжественно доложить Дамблдору о полном крахе своих попыток обучить мальчишку.
Наконец, Снейп вынужден был признаться себе в том, что так долго отрицал перед Дамблдором, Люпином и другими членами Ордена: подсознательно или намеренно, он действительно саботировал уроки окклюменции Поттера. Теперь, перед предстоящим продолжением обучения, Снейп понял насколько усложнил себе задачу. Психологическая травма, полученная на уроке из-за жестокого учителя может привести к психическому торможению, вызывать ступор каждый раз, как ученик переступает порог классной комнаты, и сводила к нулю вероятность того, что Поттер придет с уверенностью в своей способности научиться. Он вспомнил слова, сказанные мальчиком у озера сегодня ранним утром:
«Это не меняет тот факт, что я полный ноль в окклюменции. Вы сами так сказали. Какой смыл любому из нас снова проходить через это?»
Снейп не прибегая к легилименции знал, что мальчик верил в это.
Через несколько минут придет Поттер (он надеялся на это, ведь если придется применить силу, вероятность успеха занятий резко снизится), напряженный, оскорбленный и уверенный в полном провале. В чем Снейп признавал свою вину, но отложил самобичевание на потом, в пользу стоящей перед ним задачи.
Пришло время оправдать веру Дамблдора в учительские способности его подопечного.
* * *
К облегчению Снейпа за пять минут до восьми раздался стук. Напомнив себе видеть и слышать с позиции учителя, он выпрямился в кресле и посмотрел в сторону двери.
- Войдите.
Поттер вошел, тихонько прикрыл за собой дверь и повернулся к Снейпу. На его лицо вернулось замкнутое выражение, которое появилось днем ранее, когда он осознал, что летучая мышь оказалась его самым нелюбимым учителем. Он нервно поежился и стоял, не зная куда девать руки. Он встретился взглядом со Снейпом и опустил глаза.
Снейп почувствовал как против воли его губы поджимаются от неприязни к лицу Джеймса. Он поборол рефлекторную озлобленную реакцию, желание воспринимать все с худшей стороны и заставил себя посмотреть на подростка стоящего перед ним внимательнее, беспристрастным и критичным взглядом.
Мальчик стоял выпрямишвись, натянутый как струна. Он стер с лица все эмоции, взгляд зеленых глаз темный и настороженный. Руки скрещены на груди, плечи немного выставлены вперед. Снейп отметил взгляд, чтобы избежать учителя, направленный на поверхность стола.
Мда. Эту позу легко принять за выражение протеста, но Снейп разглядел настоящую ее природу: оборонительная стойка. Выражение лица и нежелание смотреть Снейпу в глаза, не мрачное негодование, как Снейп думал раньше, а жалкая попытка скрыть эмоции, включая страх, которым кто-нибудь мог воспользоваться.
Мальчик прервал неприятное затянувшееся молчание:
- Я пришел на урок, сэр.
Снейп ничего не ответил, продолжая изучать мальчика, пока Поттер не поднял глаза, чтобы тут же опустить, поежившись.
Снейп помрачнел.
«Вчера, перед тем как его избил дядя, он выглядел так же. Не удивительно. Каждый раз, как он заходит в этот кабинет его ждет мой гнев, отработка, или проваленный урок окклюменции. В общем, какое-либо «наказание». Он пришел сюда, готовясь к наказанию или провалу.»
Снейп понаблюдал за мальчиком еще немного, потом вдруг встал, не обращая внимания на то, как мальчик подскочил от неожиданности.
- Поттер.
Младший волшебник напугано поднял глаза:
- Сэр?
- За мной.
Не дожидаясь недоумевающего мальчика, Снейп вышел из класса, даже не оглянувшись посмотреть идет ли за ним Поттер, просто решив, что пойдет.
Во всяком случае, Снейп надеялся, что пойдет.
Он почувствовал облегчение, когда услышал за спиной стук поношенных кед.
* * *
Потрясенный Гарри последовал по коридору за учителем. Мужчина шел очень быстро, и Гарри пришлось поторопиться чтобы не отстать.
Действия Снейпа были настолько не характерны для него, что Гарри не знал как реагировать. Куда мужчина вел его и зачем? Урок отменяется или нет? Или преподаватель зелий решил, что Гарри сделал что-то не так и вел его к Дамблдору?
Если исключить случаи, когда у Гарри были неприятности, переход вместе с учителем в другую комнату во время урока обычно был обоснованным. На ум пришла его первая Защита от Темных искусств с Люпином. Тогда оборотень увел третьекурсников из классной комнаты в актовый зал, где они должны были победить боггарта. Для Гарри урок оказался не удачным... но его сердце забилось быстрее при мысли о Люпине, друге его отца. Именно на уроке Люпина Гарри открыл в себе талант к Защите. После того урока, он опередил всех в классе, на каждом экзамене его баллы были выше чем у Гермионы, по ее собственному признанию. На Защите от Темных искусств Гарри блистал, и его уверенность и вера в себя никогда не были выше чем на тех уроках, если не считать прошлогодних уроков с Амбридж.
Полярно противоположно он чувствовал себя в подземельях Снейпа. Он нервничал не только потому что мужчина дышал ему в затылок, нет, он был уверен, что пытаться бесполезно, потому что Снейп все равно его завалит. Гарри знал, что если заработает хорошую оценку на СОВах, то только благодаря отсутствию зельевара на экзаменах.
Снейп так резко остановился, что Гарри чуть не врезался в него. Когда молодой гриффиндорец поднял глаза, к его удивлению, он стояли перед дверью в класс Защиты от Темных искусств. «Странное совпадение», - подумал он в недоумении. Он вопросительно посмотрел на Снейпа.
Мужчина искоса глянул на него и пробормотал:
- Здесь освещение лучше, - толкнув дверь в классную комнату.
Гарри мог только согласиться. Сейчас, если не обращать внимание на мезкий розовые личный вклад Амбридж, вся свежевымытая комната была залита золотистым светом от заходящего солнца. Состарившийся деревянный пол и парты добавляли теплоты, блестели и пахли мастикой с запахом лимона.
Снейп прошел вглубь классной комнаты, с идущим за ним Гарри, и повернулся лицом к ученику. Сначала он направился к учительскому столу, потом передумал. Вместо этого, к удивлению Гарри он вытащил кресло из-за стола, поставил его справа от упомянутого предмета мебели и сел лицом к мальчику.
Гарри не помнил чтобы Снейп когда-либо садился в присутствии ученика в классной комнате, и тем более не ожидал от него такого сейчас, перед уроком окклюменции. Он неуверенно стоял перед магом.
- Сядь, - сказал ему Снейп. На его лице не возможно было прочесть эмоции.
Гарри медленно выполнил приказ, выбрав место в переднем ряду и сел туда не сводя глаз со Снейпа.
Некоторое время в комнате царила тишина.
Потом, Снейп начал говорить сухим голосом, как если бы он читал лекцию на уроке.
- Окклюменция, Поттер, это искусство защищать сознание от магического вторжения.
Гарри нахмурился, но промолчал. У Снейпа не было привычки повторяться.
"Но что ты действительно знаешь о нем? - задал внутренний голос довольно разумный вопрос. - Ты же избегаешь его как только можешь."
Он вернулся из задумчивости, потому что Снейп продолжал что-то говорить.
- Существует четыре уровня окклюменции, Поттер: первая - изгнание, когда волшебник будучи атакованным, силой изгоняет легилимента из своего разума. Это самая примитивная защита сознания, и во многих школах мысли даже не признано настоящей окклюменцией.
- Следующий уровень известен как "окклюменция с затравкой". Волшебник защищает сознание от атак, концентрируясь на каком-то конкретном объекте или месте: заварнике, например, или какой-либо комнате. Фокусируя мысли на "затравке", он создает иллюзию, которая будет единственным что увидит волшебник пытающийся прорваться в его сознание.
- Третий уровень известен как "окклюменция без затравки". Более эффективная защита, чем окклюменция с затравкой, которая может быть пробита сильным волшебником, способным пройти сквозь затравочную иллюзию. Например, если волшебник прячет мысли за иллюзией комнаты, атакующий может подрисовать дверь или окно, которое ведет к желаемым мыслям. Окклюменция без затравки это искусство полностью "затемнять" сознание. При попытке применить легилименцию на успешного окклюмента без заравки атакующий не увидит ничего, как если бы он напал на стул или другой предмет мебели. Очень сложная техника, которую может осилить не каждый волшебник высшего уровня мастерства.
- И наконец, есть «окклюменция отведением внимания», так же известная как «окклюменция с замещением». Эта техника включает не только закрытие настоящих мыслей, но и создание ложных мыслей, чтобы запутать любого вторгающегося в сознание. Это очень сложно, осваивается только природными окклюментами, и требует способностей: проницательность, концентрацию и умение ухватывать несколько сложных концепций одновременно. Вы Поттер, - сказал Снейп, со знакомым смешком, - обладая не многими из этих талантов вряд ли достигнете этого уровня.
Он замолчал, потом добавил менее едким тоном:
- Не многие спомобны. У вас появились какие-нибудь вопросы, Поттер?
Гарри лишь ошеломленно смотрел на него. Снейп подождал немного, но не сдержался.
- И так? - сказал он раздраженно. - Вы усвоили хоть что-нибудь, или собираетесь сидеть и глазеть на меня как слабоумный домовый эльф?
У Гарри были десятки вопросов, но негодование, вызванное тоном учителя раздувало один конкретный вопрос.
- Почему... вы... мы никогда раньше в это не углублялись. Вы ведете себя как на вводном уроке. Зачем все это?
Он тут же понял, что сказал что-то не так.
Снейп напрягся и выпрямился в кресле. Он прищурился, поджав губы от неприязни, помолчал и холодно проговрил:
- Вы хотите обучиться окклюменции или нет, Поттер?
Гарри прикусил губу и отвернулся, стараясь сдержать злость. «Как будто это была моя идея!» - подумал он ожесточенно.
Гарри охватила ярость. Снейп за последние пять минут рассказал ему об окклюменции больше чем за всю зиму. Мужчина определенно решил изображать, что прошлого года просто не существовало. Сириус умер потому что Гарри не смог выучить окклюменцию за три месяца обучения, и теперь Снейп решил обучить его как следует!
Гарри вспомнил увещевания профессора МакГоногалл о самоконтроле. Он думал о том, как в прошлом году, позволив себе идти на поводу у злости, пришел и привел всех остальных к серьезным проблемам. Он заставил себя вспомнить что было на кону. И, наконец, вспомнил Дамблдора:
«Я бы хотел, чтобы ты поискал в себе силы дать Северусу еще один шанс завоевать твое доверие... Не отрицаю, Северус был слишком суров с тобой.»
Означает ли это, что он должен закрыть глаза на то, как Снейп вел себя раньше? Что Гарри должен вести себя как старший в данной ситуации? Он не был уверен, что способен на это, но пообещал Дамблдору, что попытается. Глубоко вздохнув он повернулся к волшебнику.
- И как далеко я могу продвинуться... сэр?
Гарри пришлось применить усилие, чтобы говорить уважительно, и оказалось что он взял правильное направление. Снейп, который казалось уже готов был встать и уйти, заметно расслабился.
- Вы уже продвинулись, Поттер, - ответил он без эмоций. - Вам просто нужна практика.
Гарри непонимающе уставился на него.
- Подождите-ка, - проговорил он. - Как я мог... продвинуться, профессор? Я не разу не смог... «изгнать» вас из своего сознания, за все время обучения.
- Так и есть, ты не был... последовательным в технике изгнания, Поттер, - с осторожностью сказал Снейп. – Все же... скорее всего, отсутствие успеха является результатом вашего подхода. Вы пытались противостоять проклятью тем же способом, которым противостояли проклятию Империус, в чем вы преуспели в прошлом, на сколько я знаю.
Гарри был потрясен.
- Но... но вы говорили, что принцип тот же!
- Я говорил, они схожи, Поттер, не идентичны, - ответил Снейп сухо. - Очевидно вы не способны уделять внимание деталям, если не в настроении. В любом случае, ваши умения в защите сознания «изгнанием» не имеют значения, так как вы уже освоили окклюменцию с затравкой. Вам нужно немного практики, чтобы закрепить способности и научиться использовать их по своему желанию.
Теперь Гарри совсем запутался.
- Я... что? Как вы это поняли? Я никогда не защищался... окклюменцией с затравкой!
Похоже Снейпу стало неудобно, Гарри заметил что ему трудно смотреть ему в глаза. Он посмотрел в право от гриффиндорца, в окно, но Гарри подозревал, что это была уловка.
- На самом деле, Поттер, вы защищались. Если я не ошибаюсь вы делали это вчера. - Снейп намеренно скрыл эмоции.
У Гарри комок подкатил к горлу.
- Когда?
- Вчера вечером... когда ваш... уважаемый родич вошел в комнату...
Гарри смутился. Не смотря на увлеченное разглядывание окна, Снейп это заметил.
- Да, когда дядя приказал вам отвернуться к стене, я заметил, что у вас отстраненный взгляд, верный знак...
Гарри покраснел, потом побледнел. Ему было достаточно плохо от осознания, что Снейп слышал все, что вчера происходило в его комнате, а теперь еще узнал, что мужчина так же обладал орлиным... правильнее мышиным зрением.
- Вы видели? Но клетка была накрыта!
Снейп вдруг рассердился.
- Вам было велено называть меня "профессор" или "сэр", - сказал он холодно. - Соблюдайте правила. Покрывало не подходит для клетки вашей птицы, Поттер. Наверняка вы заметили, что оно не сходится в центре. Ради комфорта вашего питомца, вам нужно обратить на это внимание.
Гарри опустил голову, уставившись в парту. Он чувствовал себя оскорбленным и его подташнивало.
- Избавьте меня от вашего смущения, Поттер, - сказал Снейп грубо. - Вы прекрасно знали, что я присутствовал при этих событиях. То что я уже знаю не делает различий, и я не получил удовольствия от присутствия там, уверяю вас.
Но для Гарри все выглядело совсем по-другому. От мысли, что Снейп присутствовал в момент его слабости... он покраснел. Страх, что мужчина поделится этой информацией со Слизеринцами смягчался лишь пониманием, что зельевару нужно скрывать свой статус шпиона.
- Вернемся к окклюменции, - оживленно заговорил Снейп.
Гарри поборол свое смущение и сосредоточился на том, что говорил мужчина, стараясь не воспринимать лично.
- Когда ваш дядя приказал вам подойти к стене, Поттер, я заметил отстраненное выражение лица. Опишите мне ваши мысли в тот момент.
Гарри посмотрел на него с недоврием:
- Хорошо, очевдино я был немного расстроен, тем что меня собираются избить до полусмерти. Сэр. - Добавил он холодно.
- Вы специально притворяетесь тупим? - прошипел зальевар. - Я заметил, что вам больно, Поттер, но вы смогли скрыть это, не показав ни физически, ни эмоционально. Силой воли этого никак не достичь, не при таких побоях, каким я стал свидетелем. Вы определенно на глубинном уровне эмоционально отстранились от окружающего мира. Какой образ был у вас в голове, когда вы смотрел в стену... или я должен поверить, что вы нашли трещину в стене, столь неотразимой, что она смогла отвлечь вас от происходящего?
На взбаламученную негодованием поверхность сознания в голове Гарри пыталась всплыть мысль. Он медленно проговорил:
- Я... думал о месте.
- Ты четко представлял себе это место? Слышал звуки того места?
- Да, - вдруг понял Гарри. - Да, слышал.
Снейп поднялся.
- Встаньте.
Вздрогнув, Гарри подчинился. Снейп прошел на пустое пространство справа от учительского стола и повернулся к Гарри лицом. Он достал волшебную палочку.
Гарри, глядя на палочку Снейпа, тут же подобрался. Снейп, заметив его движение и оценив обстановку направил палочку в пол, ослабив хватку.
- Расслабьтесь Поттер. Закройте глаза и представьте то место, которое вы представляли вчера вечером во время нападения дяди.
Вдруг Гарри начал понимать к чему ведет учитель, и осознав цель, он увидел как появилась и тут же исчезла странная вспышка эмоций в темноте глаз Снейпа.
Гарри закрыл глаза и сконцентрировался. Зельевар продолжил.
- Когда я пошлю к вам легилименцию, вы должены четко представить себе то место. Если во время атаки будут сложности с выносом картинки на поверхность сознания, вернитесь к тому моменту в прошлом, когда вы вызывали эту мысль, и постарайся использовать его как дверь. Понятно?
На этот раз, мужчина подождал, пока все это уложится в голове Гарри. Наконец, юный волшебник кивнул.
- Хорошо, - сказал Снейп. - Продолжим?
Гарри снова удивленно кивнул. Он нервничал, чувствовал нарастающее напряжение, но оценил данный ему шанс собраться, вместо неожиданного нападения.
- На счет три. Раз... два... три. Легилименция!
Гарри затянуло в темный, вращающийся водоворот памяти. Сотни дементоров парят над озером... Сириус падает через арку в Департаменте Тайн... Беллатрикс Летранж пытает Невила... Седрик Дигори лежит мертвый на кладбище...
Гарри отчаянно пытался вызвать в сознании свой спасительный рай. Его отвлекали мелькающие проносящиеся в сознании воспоминания. Он вспомнил инструкции Снйпа, и усилием воли вернулся в ранние воспоминания.
Ему семь лет. Дядя Вернон схватив за руку, тащит его в его комнату, которая тогда была во второй спальне Дадли. Пальцы мужчины впились в жиденькие мышцы верхней части руки мальчика. Дядя Вернон грубо поднимает его футболку на голову и приказывает встать лицом к стене, упершись в нее ладонями. Он приказал не двигаться, снимая ремень. Он поднимает ремень, и...
Воспоминания рассеялись, Гарри обнаружил, что стоит у озера перед замком Хогвартс. Он был в таком восторге, что, охваченный ликованием, оглядевшись и увидев рядом с собой Снейпа не вспомнил об осторожности.
Они были почти на том же месте, что этим утром. На этот раз более поздним утром... и более поздним временем года. Заходящее солнце освещало золотистыми лучами высокую, желтеющую траву. Поверхность озера, как и трава была неподвижна, замок отражался как в зеркале. Звуки доносились только от деревьев, от разноцветной осенней листвы, покачивающейся от легкого ветерка. Солнечный свет отразившийся от озера слепил им глаза.
Снейп внимательно осмотрелся. Любопытство светилось в его задумчивом взгляде.
- Значит ты приходил сюда?
Гарри молча кивнул, не способный говорить от осознания своего успеха.
Снейп смотрел на него изучающе.
- Это воспоминание о том... как ты впервые мысленно оказался в этом месте?
Гарри снова кивнул, глядя на воду.
Снейп озадаченно нахмурился.
- Сколько тебе было лет?
- Семь. Сэр.
Снейп прищурился.
- Вы видели это место в семь лет?
Гарри только что осознал это.
- Ну... похоже на то. - Рассеянно сказал он. - То есть, да, сэр.
Снейп нахмурился, прищурился и задумчиво посмотрел сначала на Гарри, потом на окружающую местность. Потом сказал, видимо решив сменить тему:
- Заметьте, Поттер, внешний периметр вашей "затравки" или картины, выглядит размыто, почти водянисто.
Мастер зелий обвел рукой окрестности. Теперь, когда он обратил на это внимание Гарри заметил, что на горизонте вид действительно местами размыт, как акварель разведенная водой.
- Смотрите, - сказал Снейп.
Учитель с непроницаемым взглядом поднял палочку и посмотрел в расплывчатый горизонт. Гарри проследил его взгляд... и тут же почувствовал как кто-то роется в его голове, а на водянистом крае созданного им мира появилась рябь, как на потревоженной поверхности пруда.
Гарри тут же почувствовал как Снейп оставил в покое его мысли, и картинка снова приобрела прежний вид. Он зачарованно осмотрелся по сторонам.
- Видишь, как хрупка эта «затравка», - сказал Снейп спокойно. - Теперь ты должен научиться усиливать ее против рассеивания, прежде чем приступить к «окклюменции без затравки». Того, что ты продемонстрировал достаточно лишь для защиты от обычной легилименции, тем не менее... это большой шаг вперед для твоей тренировки.
Гарри был слишком ошеломлен своим успехом, чтобы отреагировать на слова учителя, он с любопытством оглядывался, рассматривая убежище собственного производства.
- На сегодня достаточно. - провозгласил Снейп. Коротким взмахом палочки он заставил изображение исчезнуть, и два волшебника оказались в классной комнате Защиты от Темных искусств.
Какое-то время они просто смотрели друг на друга.
Казалось Снейп боролся с самим собой и наконец сказал, немного грубо:
- Хорошая попытка, Поттер. - Он проговаривал каждое слово так, будто сказать Гарри что-то хорошее требовало от него немалых усилий. - Вы... хорошо поработали.
Гарри занервничал. Это была первая и единственная фраза, которую он слышал от Снейпа, хоть отдаленно напоминающая похвалу. Гарри был в недоумении. Он почему-то растерялся, почувствовал дискомфорт, покалывание в уголках глаз, и горло как будто сжалось. Он пытался придумать, что сказать, увидев, что учитель прищурил глаза.
- Я... спасибо. Спасибо, сэр.
Снейп молча посмотрел на него, и спокойные, неподвижные черные глаза вдруг живо напомнили ему Спартака. Он тут же отвел взгляд от мужчины и пообещал себе сразу после урока заглянуть в совятник, навестить Хедвиг.
После напряженного момента внутренней борьбы, Снейп кивнул.
- Поттер, ты свободен.
Гарри с облегчением направился к двери. Он уже положил руку на дверную ручку, когда Снейп позвал его и мальчик запнулся:
- Завтра вечером в 8 часов, жду вас здесь для следующего урока.
Гарри не был уверен чем вызвано ощущения в животе, недовольством или энтузиазмом, но не обернулся. Он молча кивнул.
- И еще, Поттер, - сказал Снейп, останавливая Гарри на полушаге.
Мальчик остановился и нехотя обернулся, боясь что его молчание раздражает мужчину.
Но вместо упреков, Снейп пристально посмотрел на него, буравя юного гриффиндорца взглядом черных как тоннели глаз.
- Сегодня вечером, пред сном... вместо попыток очистить сознание от мыслей, представляйте свою «затравку» - то место у озера, которое ваше сознание выбрало в качестве убежища. Избегайте все воспоминания, сосредоточившись на физических ощущениях места... на звуке воды плещущейся у берега, или может быть ветра в кронах деревьев, ощущении травы под ногами или легком ветра на коже, игре лучей солнца на волнах. Каждый раз, почувствовав появление воспоминания, постарайтесь задержаться на какой-нибудь детали «затравки».
- Понятно, сэр, - ответил Гарри глядя на него, и выскользнул из комнаты.
- Спокойной ночи, сэр, - бросил он через плечо.
Удар сердца.
- Спокойной ночи, Поттер.
* * *
В своей комнате опустившись в кресло перед камином, Снейп испустил долгий вздох, что никогда бы не сделал в чьем либо присутствии. Он потер переносицу своего крючковатого носа двумя руками, и налил себе огневиски.
За час занятия он почувствовал себя выжатым даже больше, чем после урока с классом полным первогодок в первый день учебного года.
Снейп сделал большой рывок вперед, отказавшись от своей природной склонности лгать себе, и от рефлекторной неприязни к мальчику за похожесть на отца, ради использования проверенных методов преподавания. Он долгие годы не применял столько усилий, чтобы найти контакт с учеником, и то, что этим учеником оказался именно Поттер, было довольно унизительно. Снейп не отличался терпением, и признаки страха и слабости вызывали в нем гнев. Факт, того, что он сам заставлял учеников так реагировать на себя, не влиял на его суждение о них.
И все же... примененные методы подействовали. Смена обстановки, в которой мальчик чувствовал страх, на ту, в которой он испытал успех смутила ученика, но заставила расслабиться вопреки себе. Сдержав свойственную ему жесткость Снейп усилил положительный эффект. Зельевар вынужден был признать, что его негодование из-за возни с Поттером испарилось, после того как мальчик наконец ухватил суть окклюменции.
Снейп позволил себе насладиться моментом. Вот он, наконец... взгляд, который каждый учитель хочет увидеть на лице отстающего ученика: эта неожиданная вспышка понимания обозначающая, что урок принес пользу.
Снейп ликующе думал: «Наконец я этого добился!», - прежде чем смог оценить это с обычной беспристрастностью. Но все равно был доволен и... да, горд мальчиком, он был на высоте этим вечером. Снейп был горд и собой тоже, но отказывался признаться себе в этом, в этом и в том, что Дамблдор будет рад, когда услышит его доклад завтра утром.
Мальчишка воображал Хогвартс задолго до того, как узнал, что он волшебник. Интересно.
Опустив пустой стакан, Снейп встал и направился в свою спальню. День оказался весьма насыщенным, начиная визитом в Сюррей и заканчивая уроком окклюменции. Как только он решил, что заслужил отдых, его руку обожгла метка Темного Лорда.

запись создана: 30.03.2013 в 18:33

@темы: Гарри Поттер, фанфик

URL
Комментарии
2013-03-30 в 19:07 

Спасибо за перевод.

2013-03-30 в 19:08 

venbi
Спасибо!)

2013-03-30 в 20:11 

Elleena
Шиято, спасибо!

2013-03-30 в 20:59 

angelvl78
Мы никогда не живем, мы лишь надеемся, что будем жить
Шиято, спасибо большое! :white:

2013-03-31 в 15:05 

Огромное спасибо!!!! :white::pozdr3::white:

2013-03-31 в 18:13 

VelgaW
Всё, что является человеческим, мы должны позволить себе высказать (с)
Шиято, спасибо!

2013-04-25 в 19:43 

Antoinette d*Reisel
Все яд. Дело в дозе.
момент, когда Гарри Поттер вспоминал слова Дамблдора сказанные ему прошлой ночью, Снейп думала о том, что был
Основной причиной проблем в отношениях с людьми, были недопонимание и бесчувственность Снейпа.
Снейпа возмутила просьба Дамблдора стать для мальчика наставникам в окклюменции.
он окончательно решил во что бы то ни стало избежать сближение с Поттером.
ни один предмет, кроме зельеварения, не давались ему легко.
В конце концов, мальчику предсказано приблизить падения Темного Лорда.
вызывать ступор каждый раз как ученик переступает порог классной комнаты,
«Это не меняет то факт
- Семь. Сер.

чуток ошибочек да опечаточек.
люблю ваш перевод. вот и чуть стараюсь помочь)

2013-04-26 в 18:38 

Шиято
Antoinette d*Reisel, спасибо.
:alles: Обявление
Развожу серов и серуний, меняю пол. Приемры работ: - Семь. Сер. :shit::shit::shit::shit::shit::shit::shit:, Снейп думала. :goodgirl:

URL
2013-04-27 в 00:21 

Antoinette d*Reisel
Все яд. Дело в дозе.
Ахах

2013-04-27 в 00:22 

Antoinette d*Reisel
Все яд. Дело в дозе.
Ахах. Все в жизни бывает))
В любом случае, рада была помочь))

2013-05-21 в 12:19 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ждем-с новой главки:flower:

2013-05-21 в 17:11 

Шиято
ljnkzncv, и я тоже жду. Когда пройдет сезон посадок и упоение долгожданным прорывом в изучении иероглифов. Так сказать работаю на будущие "хлеб и зрелища" :) Перевод не забросила, есть мысль заняться остатками в эти выходные. Потому что упоение иероглифами постепенно снижается.

URL
   

Синий экран СМЕРТИ

главная