20:06 

Шиято
Шаткое положение

Глава 6


Название: Шаткое положение
Автор фанфика: Fang's Fawn
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Tightrope
Ссылка на оригинал фанфика: www.fanfiction.net/s/5029676/1/Tightrope
Разрешение на перевод: получено
Переводчик: Шиято
Бета: не бечен
Размер: миди
Тип: Джен
Персонажи: Северус С., Гарри П.
Рейтинг: PG-13
Жанр: ангст, драма
Дисклаймер: все персонажи и мир мне не принадлежат.
Саммари: Это продолжение рассказа Fang's Fawn "Под опекой". Вам придется прочитать его для начала, чтобы понять как персонажи пришли к тому, что происходит в этой части.

* * *
Высокий, холодный голос Волан-де-Морта прорезал тишину.
- Пожиратели Смерти. У нас сегодня собрание по замечательному поводу. В наших рядах пополнение.
Алые глаза Темного лорда повернулись влево.
- Люциус. Приведи новобранца.
- С удовольствием, мой лорд, - сказал с ухмылкой Люциус.
Светловолосый волшебник встал и прошел к дверям в дальнем конце комнаты. Открыв одну створку, он выглянул в образовавшуюся щель и сказал что-то в пол голоса. Через мгновение Снейп застыл в ужасе, Малфой возвращался к столу, ведя за руку Гарри Поттера.
В черной мантии Пожирателя Смерти мальчик казался выше, прямой и стройный как молодое деревце. На его бледном лице застыло жесткое почти свирепое выражение. Снейп мельком взглянул в глаза мальчика. С ними было что-то не так, не смотря на тусклое освещения в комнате, зрачки казались колышками в зеленом море. В радужке как рыбка в круглом аквариуме кружила сила.
Мальчик высвободил руку из хватки Малфоя и пал на колени перед Волан-де-Мортом. Его худое лицо озарило дикое, почти животное ликование, взгляд походил на пошлую пародию на прекрасные глаза Лили. Он наклонился и поцеловал полу мантии Темного Лорда.
- Мой лорд, мое единственное желание - служить вам, - прошептал Поттер голосом Снейпа.
- Вытяни руку и смотри на меня, Гарри.
Мальчик подчинился, движением головы откинув с глаз спутанные темные волосы. В горле Снейпа нарастало раздражение. Волан-де-Морт коснулся кончиком палочки предплечья Поттера и опустил паукоподобную руку, чтобы убрать выбившийся локон со лба мальчика.
- Дааааа, - шептал Темный Лорд. - Я буду таким отцом, каким не способны стать нам наши родные отцы.
Снейп услышал всхлип за спиной, и обернулся, чтобы обнаружить жемчужно белый призрак Лили.
- Лучше бы он умер тогда со мной, чем это, Сев, - стонала она, по ее полупрозрачному лицу текли серебряные слезы.
Охваченный ужасом и гневом, Снейп бросился вперед, чтобы вырвать мальчика из рук Темного Лорда, но две фигуры в черном вдруг удалились от него, как будто их втянуло в длинный, темный, гулкий коридор. Рука Снейпа пылала болью, он издал мучительный крик: "Неееееееееет"...

Он проснулся, подскочив на кровати, покрытый потом и с бешено бьющимся сердцем. Снейп нащупал свою палочку на прикроватном столике.
- Люмос, - хрипло сказал он, и мягкий синий свет осветил комнату.
Дрожа всем телом он сел на своей кровати, крепко вцепившись в источник успокаивающего света. Зельевар потер свой крючковатый нос рукой со все еще зажатой в ней палочкой.
"Черт, во имя Мерлина, откуда вдруг такой сон?"
Как только дыхание пришло в норму, Снейп взглянул на водные часы на каминной полке - 2:30 ночи. Он вздохнул, зная что слишком напряжен, чтобы уснуть. Высвободив длинные ноги из простыни, он вставил костлявые ступни в тапочки и достал мантию. Может настойка поможет расслабиться натянутым нервам.
Со встречи Пожирателей Смерти прошло чуть больше недели. Снейпу еще не подвернулась возможность поговорить с Дамблдором о задании упомянутом раннее. Старик пропал в одном из его загадочных путешествий, оставив записку с обещанием вернуться в пятницу (а значит завтра или, правильнее, уже сегодня).
Усевшись за маленький столик в своей кухоньке, поставив локти на стол, Снейп обхватил ледяными руками приятно согревающую чашку чая. Он размышляя о новом задании, глядя в пустоту затуманенным невидящим взглядом. Большую часть его мыслей все же занимал Поттер, что в последнее время происходило все чаще.
Их уроки уже превратились в нечто обыденное. Снейп инструктировал мальчика по окклюменции дважды в день: поздним утром перед обедом и ранним вечером после ужина. Остальное время Снейп проводил в лаборатории, где варил зилья, или в своей комнате, читая. По утрам он пользовался буфетом, устраиваемым эльфами в Хогвартской кухне, остальные две трапезы проводил в своих комнатах. Так же он присматривал за Поттером и скорее всего мальчик даже не представлял как часто.
Поттера тоже захватила обыденность. После утренних уроков окклюменции он делал летнюю домашнюю работу до обеда, после обеда продолжал заниматься до середины дня, потом уходил из замка. Снейп знал, что в это время он навещает Хагрида, идет на квидичное поле или в совятник. Ближе к вечеру, у озера, когда оно становилась золотистым, он пишет письма или просто смотрит на поверхность воды. Мальчик возвращается в замок чтобы поужинать на кухне с Хагридом, идет на урок к Снейпу, а потом исчезает в Гриффиндорской башне.
Рано утром Снейп превращается в летучую мышь, подлетает к окну единственной обитаемой в башне комнаты и проверяет все ли в порядке у Поттера. Дважды он проводил ночь повиснув вверх ногами на карнизе узкого окна.
Свои ночные посещения Снейп оправдывал необходимостью проследить за безопасностью мальчика: сейчас замок на редкость безлюден, Дамблдор в отъезде, Поттер оставляет окно открытым на всю ночь, наслаждаясь вечерним воздухом, и совершенно не задумываясь о возможной опасности.
Снейпу нравилось одиночество, и ему было стыдно признаться себе в появившейся привычке делить комнату с мальчиком и нежелании терять его из виду, или признаться в том, что привычка защищать, которую привил ему Дамблдор, переросла в нечто большее. Теперь зельевар присматривал за Поттером, не только в память о Лили.
Он пообещал себе что сегодня ни в коем случае не пойдет проверить мальчика, и, не мог спокойно сидеть с чашкой зеленого чая в руках. Тиканье дедушкиных часов в гостиной казалось слишком громким. Убрав кружку в сторону он встал.
"Ладно, если я проведаю Поттера хуже не будет, но ночевать там я не стану", - решил он.
Сказав себе так он быстро оделся и вышел из комнаты.
* * *
Снейп в форме летучей мыши висел на подоконнике. Он встрепенулся, когда услышал крик из спальни шестикурсников, и напряженно смотрел в полутьму комнаты. «Кто-то пробрался в спальню? На мальчишку напали?»
Разглядев кровать, третью от окна, он увидел как мальчик брыкается и вертится на кровати, откинув простыню. Полог Поттер оставил открытым, видимо от духоты.
«Не похоже на нападение. Ему снится кошмар.»
Снейп был в замешательстве. Он никогда не переступал порог гриффиндорской спальни, но сейчас вполне мог влететь в окно. У Дурслей мальчику часто снились кошмары, обычно он от них просыпался. Но время шло, а мальчик не находил покоя.
Снейп проскользнул в окно и повис на кровати напротив Поттера. Какое-то время он наблюдал за дергающейся фигурой. В лунном свете на лбу мальчика блестел пот, лицо исказилось, как будто он пытался сдержать слезы. Во сне Поттер проявлял слабость, которую скрывал во время бодрствования.
Снейп наблюдал в нерешительности, за него решил хриплый шопот:
- Не надо, пожалуйста, нет.
Снейп, не мог оставить мольбу без ответа, он перелетел на кровать мальчика. Не задумываясь (иначе бы не сдвинулся с места) лег на кровать мальчика и прижался мохнатой макушкой к его левой руке, торчащей из под простыни. Анимаг издал короткий мелодичный писк и рука мальчика перестала дергаться. Снейп отстранился в ожидании.
"Если он проснется, мне не найти оправдания, - обеспокоено думал он. - Поттер потеряет остатки доверия ко мне, и я... какой же я идиот."
Веки вздрогнули, но не открылись. Мальчик затих, брови изогнулись от легкого удивления и он проборматал:
- Спартак?
Глубоко вздохнув, Поттер повернулся на бок и перестал дрожать, прикосновение меха определенно повернуло его сон в другое русло.
Снейп с облегчением выдохнул, перелетел на кровать Рона Уизли и обернулся, устраиваясь на покрывале, чтобы оценить состояние Поттера. Синяки, разбитая губа и царапины на лице мальчика давно зажили, но осталось выражение уязвимости. Что ему снилось? Темный Лорд, дядя, сам Снейп?
Он бы ухмыльнулся, если бы мыши умели ухмыляться, тому как были бы удивлены некоторые, узнав, что Снейп оскорблявший Поттера годами, мог так легко его успокоить. Веселость испарилась, при осознания, что это не так: Поттера успокаивал не Снейп, а Спартак - летучая мышь, и только во сне; на яву мальчик знал кем была мышь и больше ей не доверял.
Перелетев на подоконник анимаг вздохнул. Дамблдор говорил, что потребуется время, и Снейп наверное должен испытывать благодарность за то как идут дела. Определенно, теперь когда мальчик приходил на уроки или случайно натыкался на учителя, во взгляде Поттера не было настороженности или гнева, в интонации и поведении тоже. Но за несколько недель зельевар узнал другого Поттера: прямого и открытого, доброго и веселого. Так непринужденно со Снейпом общалась только Лили, и как ни сопротивлялся, он привык к такому отношению.
Контраст между замкнутым поведением, прохладной вежливостью Поттера, и воспоминаниями о легкой, непринужденной дружбе с матерью мальчика, всё усложнял. Снейп не знал почему не может достучаться до мальчика, из-за пережитой подростком смерти Блэка или от последствий событий этого лета. Всего за одну ночь Поттер как будто покрылся панцирем взрослой невозмутимости: на уроках он внимательно слушал, уважительно задавал вопросы, хладнокровно выслушивал от Снейпа привычные оскорбления и упреки, даже не пытаясь дать отпор. Никакого нетерпения, которое выражал прошлой зимой. Появившаяся у Поттера способность хранить полное молчание восхищала Снейпа и одновременно раздражала, ведь это не оставляло ему шанса хоть немного приблизиться к мальчику. В результате он разговаривал с Поттером еще более едко, чем обычно.
Попытки достучаться до мальчика менее жестокими методами оставались безуспешными. Снейпу не хотелось задеть чувства Поттера, но всё чаще, он ловил себя на попытках добиться хоть какой-то реакции. В итоге анимаг бился как рыба об лед. Сейчас его бы только порадовало вызывающее, демонстрирующее характер поведение Поттера или негодование, которого раньше добивался одной ухмылкой. Теперь у профессора возникали сомнения, что Поттер вообще что-то думает о нем, плохое или хорошо.
Очевидно мальчик с осторожностью учился доверять Снейпу свою жизнь, но не душу. И точка.
Судя по реакции мальчика Снейп не мог приблизиться, но это мог сделать Спартак, хоть в какой-то степени. Сможет ли он в человеческом обличье повторить достижения летучей мыши?
Снейп висел вверх ногами на карнизе за окном спальни, и боялся даже думать о своем недавнем обещании никогда больше не ночевать здесь.
"Почему это меня вообще волнует?" - думал он, понимая, что поворачивать назад слишком поздно.
* * *
Гарри мрачно смотрел на спокойную гладь озера, рассеянно поглаживая Хедвиг по пернатой спинке.
Сегодня мальчик встал раньше обычного: как многие подростки он ложился спать и просыпался как можно позднее, но этой ночью он плохо спал, его мучили кошмары вперемешку соснами о Спартаке. Гарри просыпался медленно, после восхода солнца. Голова болела у висков, никого не хотелось видеть и он пропустил завтрак, чтобы не разговаривать с Доббы, не заглянул в совятник, но Ходвиг нагнала его на подходе к озеру. Она специально, задела его ухо, когда садилась на плечо, показывая своё недовольство.
Устроившись на траве под своим любимым деревом, Гарри пересадил Хедвиг на своё колено и рассеянно посмотрел на воду. Гигантский кальмар грел щупальца на прогретой солнцем поверхности озера. Прошлой ночью в кошмара мальчика проигрывалась самая неприятная стычка с дядей Верноном произошедшая прошлым июнем.
Всего через неделю после встречи с Волан-де-Мортом на кладбище, год назад Гарри вернулся на Проайвет-драйв и дядя Вернон погнал его прямиком в комнату даже не дав выгрузить сундук из багажника. В комнате он приказал подростку снять рубашку, пояснив, что сейчас он будет наказан за инцидент с ириской «Гиперъязычёк » произошедший прошлым летом. Гарри отказался подчиниться, чего раньше не случалось.
Тогда это не казалось самоубийством. Мальчик совсем недавно пережил встречу лицом к лицу с величайшим Темным Волшебником, после у Гарри на руках умер его лучший друг. Дурсли могли сколько угодно заставлять его выполнять бесконечную работу по дому, но он больше не собирался терпеть побои Вернона. Сообщив об этом дяде, Гарри чувствовал себя крепче, сильнее и гораздо старше своих четырнадцати лет.
Меньше чем через десять минут он уже был слабым и напуганным как маленький ребёнок.
Взбешенный заявлением своего племянника Вернон выбросил ремень и объявил, что если Гарри считает себя слишком взрослым чтобы быть отлупленным, то он достаточно взрослый чтобы драться как мужчина.
За это лето злость и расстройство стали его постоянными спутниками, они кипели и вырывались наружу, он с радостью принял вызов дяди, подняв кулаки. Он даже смог нанести несколько ударов.
Но праведный гнев и подавленная скорбь не помощники в борьбе без использовании магии четырнадцатилетнего мальчика слишком маленького для своего возраста, против крупного взрослого мужчины. Фингал под глазом, кровь носом, разбитая губа, несколько ушибленных ребер, и сломленный Гарри в полубессознательном состоянии стоял упершись в стену, еле сдерживая рыдания, которые запретил себе несколько минут назад. Он не заплакал, но не придал этому значения, так сильны были его стыд и унижение.
Рядом небыло никого кто бы мог уверить Гарри, что стыдно должно быть не ему, а только Дурслю, что это преступление для взрослого мужчины: вызывать на бой мальчишку чтобы подавить его и восстановить утраченный авторитет. Никого, чтобы напомнить Гарри как этот мужчина с годовалого возраста приучал мальчика подчиняться своему дяде. Все что уяснил Гарри, это если он не может противостоять магглу, как он сможет выполнить роль спасителя волшебного мира. Узнав о пророчество меньше года назад, он почувствовал себя еще более беспомощным и непригодным для предназначенной судьбой роли.
Во время "драки" дядя Вернон подкреплял каждое слово ударом кулака, гораздо более чувствительным чем удар ремнем:
- Теперь уже не уверен, что так крут?
- Думал что стал мужчиной? - рычал Вернон. - Ты не мужик и никогда им не станешь. Ты всего лишь чекнутый никчемный мальчишка.
- Такой же бесполезный как твои родители.
- Ну давай же, дерись раз хотел драться! Жалкий щенок...
Гарри больше не пытался физически противостоять Вернону.
Даже без предсказателя он понимал смысл своих кошмаров (Трелони бы обязательно его переврала). Однажды Римус Люпин отметил, что больше всего Гарри пугает сам страх. В тот момент он осознал справедливость слов оборотня, потому что боялся не осилить возложенную на него миссию. Пророчество гласило, что Гарри обладает силой победить Волан-де-Морта, но не утверждало, что победит. Теперь, когда Волан-де-Морту не нужно больше скрываться, сообщения об убийствах и исчезновениях появлялись в "Пророке" каждый день. В каждой смерти Гарри чувствовал свою вину, за то что не остановил резню, не выступил против Волан-де-Морта.
Несмотря на все сложности в его жизни: боль, потери, разочарования, Гарри не хотел умирать, он не хотел отказываться от любви, друзей, полетов, школы, которыми еще дорожил. Но его страх смерти был не так силен как страх потерять кого-нибудь и не суметь предотвратить дальнейшие потери. Он не чувствовал в себе силы победить Волан-де-Морта, и сомневался что она появится. Пока что Темный Лорд продолжить разрушать. Гарри не располагал такой роскошью как время на подготовку.
Как он может остановить самого опасного темного волшебника века, если не может устоять против прямого удара правой своего раздобревшего маггловского дяди?
Гарри вздохнул, убрав руку со спинки Хедвиг и накрыл глаза нижними частями ладоней.
Мальчик не хотел умирать. Но если его смерть обозначает конец Волан-де-Морту, то может стоить...
Нет, он не будет думать об этом. Вдруг Гарри выпрямился и продолжил поглаживать Хедвиг. Сегодня он должен пойти с Дамблдором, чтобы убедить Слагхорна вернуться в Хогвартс, и хоть к неудовольствию Гарри визит к Уизлям откладывается, из-за занятий со Снейпом, старый волшебник может научить ему чему-то полезному в борьбе с Волан-де-Мортом.
Снейп.
Хоть теперь Гарри не охватывали приступы страха перед уроками окклюменции, он всё же хранил осторожность в общении с мужчиной. На самом деле, он никогда еще не был в лучших отношениях с профессором. Нельзя сказать, что Снейп стал добрее или терпеливее с Гарри, наоборот он был груб и придирчив, не меньше чем обычно. Но Гарри чувствовал, что что-то изменилось.
Во-первых, теперь Снейп был заинтересован в успехе Гарри, хоть и по прежнему не горел желанием обучить его. Гарри не понимал почему так случилось. Может потому что профессор пожалел его (при этой мысли у Гарри сжался жулок), или потому что раньше Снейп считал его испорченным принцем, а теперь зная правду мучился чувством вины. Но последнюю версию Гарри тут же исключил, ведь зельевар вряд ли обладал хотя бы подобием совести.
Нет, гораздо вероятнее, что Дамблдор рассказал профессору о пророчестве. Видимо Снейп углядел свою выгоду в случае успеха Гарри, зная что тот единственный кто может победить Волан-де-Морта.
Заметить разницу между прежними оскорблениями Снейпа и теперешними было сложно. Мужчина по-прежнему громко и часто расписывал Гарри его умственные способности, незаслуженную популярность, его отца, реже Сириуса. Он был так же груб и зол, но тычки и подначки уже не такие личные, менее агрессивные, разбавленные редкими скупыми похвалами. Гарри не исключал что это следствие более уважительного отношения к урокам, беспрекословного следования инструкциям учителя и желания учиться и добиваться успеха. Его подталкивала уверенность в том, что именно неудача в окклюменции погубила Сириуса. Он не собирался позволять еще кому-нибудь умереть из-за недостаточных усилий со своей стороны.
Гарри вздохнул с чувством вины. Он не знал, что думает Дамблдор о его попытках поладить со Снейпом, но старался не опаздывать на занятия, делать всё что от него требовал профессор и не хамить. Даже заметил за собой, что это не вызывало особых затруднений.
В Гарри что-то изменилось после смерти Сириуса и после того, как он узнал содержания пророчества. Снизившаяся едкость Снейпа стали ему скорее любопытны, чем облегчали жизнь; после пережитых событий привычные упреки уже не могли задеть сознание или сердце Гарри. Теперь он был вдумчив и целеустремлен, что должно быть производило на Снейпа хорошее впечатление (в той мере в какой Гарри мог произвести впечатление на Снейпа). Странно, но безразличие ученика к язвительности профессора только повышало придирчивость зельевара. Злобность Снейпа становилась просто невыносимой, и Гарри думал с усмешкой, знай он как это выводит из себя профессора, он бы раньше научился его игнорировать.
На самом деле слова Снейпа были ему не совсем безразличны. Не смотря на юный возраст и весь груз свалившийся ему на плечи Гарри всё чувствовал. Начиная с самого первого урока ему приходилось выносить всевозможные оскорбления от мужчины, не лестные отзывы о родословной, уме, натуре, мотивах, и многое другое, что мальчик уже и не вспомнит. Ничего из этого не могло сравниться со словом, которое Снейп применил к нему в ночь, когда привел с Прайвет-драйв в Хогвартс.
Беспомощный.
Именно так Гарри чувствовал себя, когда его побил Волан-де-Морт. Так он чувствовал себя в тот момент когда Сириус падал в арку. И, Мерлин ему в помощь, именно так он чувствовал себя сейчас, вспоминая о пророчестве.
Какие шансы у него были против Волан-де-Морта? Судьба магического мира была в руках Гарри, а он чувствовал себя как мышь на пути у гиппогриффа. Может у Дамблора еще оставалась надежда, но Снейп уже высказал свое мнение и Гарри рассматривал всё это под тем же углом зрения.
Глубоко задумавшись об этом человеке мальчик как ни странно не заметил его самого пока тот не подал голос, низкий и опасный, прямо из-за спины.
- Поттер.
Ошарашенный Гарри вскочил на ноги, схватив палочку и бесцеремонно скинув Хедвиг со своего колена. Белая сова отозвалась возмущенным криком и улетела в совятник.
- Сэр? - вскрикнул Гарри, отряхивая траву с джинсов.
- Ты знаешь который сейчас час, Поттер? - Снейп определенно разозлился.
Гарри автоматически взглянул на наручные часы. Было десять минут одиннадцатого, он уже должен быть на занятии по окклюменции.
"Черт," - подумал он.

@темы: Гарри Поттер, фанфик

URL
Комментарии
2013-12-30 в 21:00 

Elleena
Шиято, спасибо за новую главу! :red:

2013-12-30 в 21:37 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Да-а-а-а! Наконец-то!!! Спасибо за подарочек и с Наступающим Новым Годом! Вдохновения, терпения и удачи!:sng::sneg1:
Глава очень понравилась, все больше раскрываются характеры героев, а Севочка проникается симпатией и заботой к Гарри. Вот оно счастье!:dance3:

2013-12-31 в 03:21 

=Angelina=
Говорят, что глаза-зеркало души. Но много ли найдется тех, кто в этом зеркале увидит душу?
Благодарю за чудесный подарок к новому году:new1:
С наступающим:new4:

2013-12-31 в 04:44 

чудесный подарок к Новому Году! Спасибо! С Праздником! Желаю здоровья и всех благ! :white: :new5:

2014-01-04 в 01:43 

venbi
Спасибо за новую главу)))

2014-09-19 в 01:18 

elfira
Никто не достоин моих слез,а тот,кто достоин-никогда не заставит меня плакать.
Ураа!Только сегодня проду нашла!Спасибо!

2014-09-28 в 08:58 

Riina-de-Narria
Кто захочет - тот сумеет, Кто дерзает - тот посмеет, Кто полюбит - тот живет.
Спасибо =)

2014-10-14 в 07:45 

Yaoi-chan
Кто рано встает - тому весь день спать хочется XDD
Я смотрю у аффтора пунктик на пробуждении в 2-30 ночи...

   

Синий экран СМЕРТИ

главная