Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:31 

Под опекой (In Care Of). Автор Fang's Fawn, перевод мой.

Шиято
Под опекой

Глава 9


Название: Под опекой
Автор фанфика: Fang's Fawn
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: In Care Of
Ссылка на оригинал фанфика: www.fanfiction.net/s/4927160/1/In_Care_Of
Разрешение на перевод: получено
Переводчик: Шиято
Бета: Tansan
Размер: миди
Тип: Джен
Персонажи: Северус С., Гарри П.
Рейтинг: PG-13
Жанр: ангст, драма
Дисклаймер: все персонажи и мир мне не принадлежат.
Саммари: Летом, перед шестым годом в Хогвартсе, Гарри находит в саду раненого крылана и решает попытаться вылечить его… Снейп вынужден понять, что на самом деле представляет из себя Гарри Поттер. Без слеша.


Гарри сидел на заднем дворе, наслаждаясь долгожданным отдыхом от газонокосилки. День был хмурый: холодный и пасмурный. Работая, мальчик вспотел, и теперь основательно продрог. Вдруг солнце выглянуло из-за туч, и Гарри стало так восхитительно тепло, что он снял футболку, чтобы мокрая кожа искупалась в ласковых лучах. Сначала мальчик чувствовал себя прекрасно и быстро согревался. Слишком быстро… Его спину неожиданно охватил огонь, как будто к ней приложили раскаленный металл. Гарри посмотрел вниз и с изумлением обнаружил у себя под ногами снег. Подумав, что было бы чудесно ощутить холод на горящей коже, он опустился на заснеженную траву и лег на спину…

… только для того, чтобы со стоном проснуться, соприкоснувшись разодранной плотью с грубой поверхностью покрывала.

Гарри рывком сел в кровати. Он спал в одежде на нерасправленной постели. Собственноручно отремонтированные часы показывали 2:24 ночи.

Гарри с надеждой взглянул на прикроватный столик, но стакан был пуст: мальчик уже давно его осушил. Вместо того чтобы пойти за водой, он остался в комнате мучиться жаждой.

Кожа на спине горела, давила, словно уменьшилась в размерах, пока мальчик спал. Он со вздохом поднялся, медленно, стараясь не потревожить сведенные мышцы и разорванную плоть, подошел к гардеробу, снял джинсы и надел штаны от синей пижамы. Потом с большой осторожностью стянул футболку, но не стал брать пижамную куртку, поскольку даже мысль о прикосновении хлопковой одежды к спине казалась невыносимой.

На дверце гардероба висело зеркало, слегка искривленное. Гарри не стал крутиться перед ним, пытаясь определить, насколько сильные повреждения нанес ему дядя Вернон. Широкую красную полосу, протянувшуюся через левое плечо к ключице, видно и так, еще несколько рубцов окольцовывают ребра. Мальчик знал по опыту, что они покрывают всю спину от шеи до талии. В некоторых местах это были синяки, но по большей части – красные рубцы, выступавшие так сильно, что отбрасывали тени под светом тусклой лампы. Он не хотел видеть их снова.

Позади раздался бешеный скрежет.

Гарри обернулся. Спартак взволнованно ползал по металлической сетке, которую мальчик укрепил в клетке Хедвиг.

- Что с тобой? – удивленно спросил Гарри.

Он подошел к клетке. К его удивлению, мышь спустилась на газетную подстилку и посмотрела на него, будто спрашивая: «Могу я чем-то помочь? Хоть как-нибудь?»

Гарри долго задумчиво разглядывал зверька. Потом, не понимая, зачем это делает, вдруг открыл дверцу достал Спартака, отнес на кровать, положил рядом с подушкой и прилег на бок, глядя на крылана.

Мышь, казалось, застыла в шоке, и целое мгновение Гарри был уверен, что она попытается сбежать. Но в следующую секунду словно некий инстинкт подсказал зверьку, что беспокоиться не о чем. Он опустился на покрывало и одарил Гарри ответным немигающим взглядом.

- Иногда я размышляю, - спустя какое-то время заговорил мальчик, - что люди обо мне подумают, если узнают об… этом. – Он махнул рукой в сторону комнаты, ни на что конкретно не указывая. – О том, как я на самом деле здесь живу. Я бы ни за что им не рассказал.

- Кажется, Гермиона о чем-то догадывается, - продолжил он мысль после минутного молчания. – Она видела мой набор зелий, когда я собирался возвращаться сюда в прошлом году, и задала пару вопросов… довольно проницательных.

Гарри улыбнулся, но улыбка получилась какая-то вымученная.

- Рон совершенно безнадежен. Ни о чем не подозревает.

Гарри отвернулся к стенке и долго молчал, казалось, он забыл о летучей мыши. Заговорив снова, мальчик как будто больше обращался к самому себе, чем к Спартаку – его и без того тихий голос снизился до едва слышного шепота.*

- Надеюсь, Дамблдор ничего не заподозрил. Он знает, что мне здесь нелегко. Он сам сказал об этом в конце прошлого года.

Снова долгое молчание.

- Хотя он наверняка не в курсе, что мой дядя бьет меня, - продолжил Гарри, громко сглотнув. – А в остальном… Дамблдор много что знает.

Еще пауза, на этот раз дольше, чем предыдущие. Потом…

- Может… может, он думает, что со мной так и надо. – Озвучивая эту мысль, Гарри не осмелился взглянуть на слушателя, пускай даже им был всего лишь неразумный зверек. Мальчик снова сглотнул. – А может… может, он считает, что… что я это заслужил. Иногда… иногда мне тоже кажется, что я этого заслуживаю.

Гарри привычно подавил боль от таких догадок и мысленно запер их на замок. Он переключился на своего опекуна.

- Мой дядя… злится, оттого что я не кричу и не плачу, - безразлично сообщил Гарри Спартаку, но в следующий момент голос парня заледенел под стать выражению глаз, - и я не собираюсь доставлять ему удовольствие услышать хоть звук.

Он вздохнул и надавил пальцами на переносицу.

- Но даже если б и захотел, я бы не смог, Спартак. Забавно… когда я был маленьким, меня наказывали за то, что я плакал… «хныканье и нытье», как они говорили, мол, "вот сейчас-то я получу повод поплакать". Теперь он бесится оттого, что я не плачу.

Гарри убрал руки от лица и посмотрел мыши прямо в глаза.

- Я больше не плачу, Спартак. С малых лет. Разучился задолго до того, как пошел в Хогвартс. Я не умею плакать. – Он на мгновение закрыл глаза. – Мне хотелось… наверное, раза два. Первый – когда Дамблдор сказал, что мама погибла, защищая меня. Потом, когда умер Седрик… мистер Уизли обнял меня. Меня никто раньше так не обнимал.

- Во всяком случае, - шепотом продолжил Гарри, - мне казалось, я мог тогда заплакать. Я чувствовал, что мог. Но что-то… наверное, Гермиона… отвлекало меня. Я был этому даже рад: Рон смотрел… ну, не хотелось при нем плакать, и еще та женщина, Скитер, которая прикидывалась жучком, чтобы подслушивать. Жаль, что Гермиона не раздавила сплетницу… но по крайней мере, не позволила опубликовать это в «Пророке»!

Гарри вздохнул и снова помолчал, потом сказал:

- Я так и не оплакал Сириуса.

Незаметно для себя Гарри привычно протянул руку, как обычно протягивал к Хедвиг, и начал нежно гладить крылана по шерстке, проводя пальцами по голове и спине. На мгновение зверек напрягся, и Гарри уже подумал, что зашел слишком далеко, что дикое создание или укусит его, или попытается сбежать, или, как минимум, отпрянет. Но оно понемногу свыклось с прикосновениями и расслабилось. Гарри был рад этому. Усмирение дикого животного успокаивало, придавало… уверенности в беспросветном существовании племянника Дурслей. Он чувствовал себя не таким беспомощным, сумев слегка приручить живое существо, даже такое маленькое, как сова… или, в данном случае, летучая мышь.

Гарри долго гладил Спартака по шерстке.

- Хорошо, если б я мог, - наконец прошептал он. – Я имею в виду, плакать. У меня как будто комок… здесь, – он дотронулся до своего живота.

Мышь не шелохнулась.

Еще через несколько минут Гарри вздохнул, встал и отнес мышь обратно в клетку.

- Во всяком случае, - говорил он, подходя к кровати, ложась на живот и устраиваясь на матрасе, - после этих каникул, придется перетерпеть всего одно лето потом я стану совершеннолетним и смогу уехать с Прайвет-драйв. Если доживу.

* * *

От вида побоев, нанесенных ублюдочным магглом его собственному племяннику, Снейп не на шутку разволновался. На спине мальчика едва ли бы нашелся хоть дюйм живого места, некоторые удары прошлись даже по рукам. Кое-где ремень высек кровь.

Снейпу хотелось сделать… хоть что-нибудь, но он был заперт, нем и беспомощен. Даже выберись он из клетки - что сейчас можно предпринять, кроме как уничтожить того маггла и вылечить мальчика?

Зельевар застыл от изумления, когда мальчик вытащил его из клетки и положил на кровать. Снейп уже хотел трансформироваться, однако привычка соблюдать осторожность возымела свою силу, не позволив эмоциям управлять действиями… Инстинкт подсказывал: не дергаться – и анимаг подчинился ему.

Когда Поттер начал гладить Снейпа, тот едва не отполз. Он не любил телесных контактов. Мать была единственной, кто прикасался к нему с любовью, да и то в далеком детстве, вторжения же прочих в свое личное пространство он всегда переносил с трудом. Даже объятия Лили - школьные воспоминания о которых бережно хранились в памяти - смущали его и вызывали неуверенность. И как бы Снейп ни любил Дамблдора, он все же несколько деревенел, когда старый волшебник клал руку ему на плечо. Зельевар понимал, что именно поэтому старик редко позволял себе подобное.

В конце концов, заметив, что мальчика успокаивает монотонное действие, Снейп заставил себя не двигаться. Вопреки ожиданиям, это оказалось не так уж и… противно.

Когда из рассказа Поттера зельевар понял, что мальчика некому было защитить или утешить, сердце Снейпа дрогнуло сильнее, чем он готов был признать. Все-таки в его собственном детстве Северус был под защитой матери. Она умерла, когда он учился на втором курсе, но осталась хотя бы память об утешительных объятиях, каковых Поттер, похоже, никогда не знал. Снейп понимал, что он не сможет успокоить мальчика, как когда-то его самого успокаивала мать после отцовских наказаний. Быть может, лучшее, что в состоянии сейчас был сделать анимаг – это позволить Гарри утешиться, гладя теплый мех.

После того как Поттер уснул, Снейп осторожно расправил плечо и крыло. Раны заживали, медленно, но верно. Если б он трансформировался прямо сейчас, то сумел бы без проблем доставить их обоих в Хогвартс. Однако Северус предпочел подождать, пока Поттер сочтет своего питомца достаточно здоровым и выпустит на свободу. Тогда Снейп сможет трансформироваться вне дома и вернуться за мальчиком, не раскрывая Поттеру своих способностей в области анимагии.

Недоверия, побудившего Снейпа скрывать своё истинное лицо от Поттера, больше не было. Однако если Гарри узнает, кто его зверушка на самом деле, появится опасность, что Волан-де-Морт пронюхает об этом, если еще хоть раз проникнет в сознание мальчика. Теперь Снейп чувствовал себя… почти виноватым за новоприобретенные знания о жизни Поттера. Он невольно сжался, представив, как именно ребенок воспримет новость. Новый питомец, которому Гарри доверял самые потаенные мысли, оказался на самом деле его ненавистным учителем зельеварения! Мальчишка наверняка измучится, будучи уверен, что декан Слизерина не станет хранить тайну Гарри Поттера, и Снейп, скрепя сердце, признавал правомерность такого недоверия.

Но если тот маггл попытается ударить мальчика снова, у Снейпа не останется выбора: придется любым способом выбраться на свободу и показать свое истинное лицо.

* * *

На следующее утро, в понедельник, несмотря на перенесенные накануне побои, Поттер, как всегда, рано проснулся, чтобы приготовить завтрак для дяди и тети. Позже он принес Снейпу тарелочку киви – это означало, что на сей раз мальчика не лишили еды.

Едва Гарри накрыл клетку покрывалом, в комнату без стука вошла Петуния. Снейп увидел через щель в покрывале, как она вручила Поттеру список.

- Нужно сделать покупки, - сказала она мальчику. – Иди на рынок и купи продуктов. Сегодня вечером мы будем праздновать День рождения Дадли, и я хочу, чтобы все прошло идеально.

- Да, тетя Петуния, - без выражения ответил мальчик, принимая список.

– Еще нужно подстричь живую изгородь вокруг дома, - продолжила Петуния. – Днем придет Пирс, друг Дадли, и останется с нами на обед. От тебя требуется заниматься своей работой и не высовываться. Слышишь?!

На это мальчик только фыркнул. Снейп ехидно улыбнулся про себя. «Да, я уверен, Поттер очень огорчен тем, что не поприсутствует на вашей посиделке», - подумал он скептически.

Похоже, Петуния решила проигнорировать произведенный мальчиком звук и вышла из комнаты, предупредив, что вся работа должна быть выполнена к пяти вечера, к ее возвращению. Через некоторое время Поттер тоже ушел, а Снейп, повиснув на металлической сетке вниз головой, приготовился проспать весь день напролет, как и подобает летучей мыши.

* * *

Примерно в час дня Снейпа снова грубо разбудили громким криком, на этот раз из коридора. Ворочаясь в вертикальном положении, он нервно думал: «Мерлин, что опять?!»

Анимаг услышал мальчишеский голос, но тот принадлежал не сыну Дурслей и не Гарри.

- Кончай жрать, Громила Ди, мы играем в приставку или нет?!

Звук был близко, прямо за дверью. С первого этажа донесся голос кузена Поттера:

- А подождать в лом, Пирс? Дай мне спокойно прикончить мой торт!

В коридоре застонали.

- Жирный кусок сала, - выдохнул Пирс с досадой.
Снейп услышал, как тот облокотился о дверь. Видимо, Поттер плохо ее закрыл, потому что она вдруг распахнулась, и мальчишка враскорячку ввалился в комнату.

Анимаг застыл на месте, боясь привлечь внимание звуком или движением.

- Фюйть… Дадли. Эй, Громила Ди! – заорал мальчишка.

Через минуту Снейп услышал шаги подымающегося по лестнице Дурсля-младшего. Здоровяк остановился в коридоре рядом с дверным проемом, видимо, не решаясь войти.

- Пирс, это комната моего кузена… выйди оттуда!

- Твой ненормальный кузен спит здесь? – фыркнул мальчишка. – Вот это дыра!

- Давай, Пирс, выметайся! – Дадли Дурсль определенно нервничал.

- Что с тобой, Громила Ди, да ты, по ходу, боишься этого дохлого глиста! – с нажимом сказал Пирс. – Забыл «дни открытой охоты на Гарри»?

Дадли разозлился.

- Я не боюсь этого психа, я просто хочу играть. Пошли!

Но Пирс не спешил уйти, и Снейп одеревенел, услышав шаги, приближающиеся к клетке.

- Дад… что это? Гарри держит попугая или еще кого?

Судя по голосу, Дадли сейчас было очень неуютно.

- Нет… это сова. Пошли, Пирс, я хочу поиграть в Megadeath IV.

- Нет, подожди… это же клёво. Я хочу посмотреть на нее! – сказал мальчик возбужденно. – Сова, настоящая? Где он ее взял?

Дадли тоже вошел в комнату.

- Нет. Оставь ее в покое. Ну, не знаю. В этой его школе для психов. Понял? Скорее всего, ее там даже нет, он наверняка послал ее с письмом кому-нибудь из своих сдвинутых дружков.

- Она вместо почтового голубя? Неужто эти сент-брутусовцы , или как их там, позволили ему держать сову?

Вдруг Пирс так резко сдернул покрывало, что клетка закачалась.

Снейп испуганно дернулся, когда увидел двух мальчишек, глядящих на него, открыв рты: толстяк – нервно, а худой прыщавый – заворожено.

Худой сдавленно хохотнул.

- Э, Дад… не хочу тебя огорчать, приятель, но это не сова. Это летучая мышь!


запись создана: 27.02.2010 в 19:22

URL
Комментарии
2010-04-20 в 20:56 

Перевожу мангу и старушек через дорогу.
Читаю и плачу. Переводите шикарно! Я в полном восторге и полна зависти от такого таланта, которым Бог меня обделил. Надеюсь вы и дальше будете его обрабатывать, так как узнать что будет дальше очень хочется, а портить впечатление переводом гугла или другой фигней очень и очень не хочется. Удачи вам, времени , здоровья и усидчивости, так как мне ка воздух нужна прода!!!


Пы.Сы. Я уже начала задыхаться!!! :buh:

2010-04-21 в 19:52 

Шиято
Пы.Сы. Я уже начала задыхаться!!!
Валери Марволо Редль :tear: В общем-то я сейчас активно увлеклась изучением японского и уровень английского стараюсь не "уронить", а еще лучше поднять, а еще работа... В общем, на перевод времени остается совсем мало. Поэтому в данном случае спасение утопающих -дело рук самих утопающих. :nope:

А пока могу лишь доложить о своих успехах. На данный момент я перевела десятую главу в черновом варианте и потихоньку довожу ее до ума. Мда... и даже без беты только что нашла кучу недочетов в девятой главе. :hmm:

URL
2010-04-21 в 20:19 

Перевожу мангу и старушек через дорогу.
Шиято, Какая досада. Вы меня прямо расстраиваете :ill:
Утопающий совершенно не умеет плавать :kapit:...но надеется хотя бы уцепится за риф под названием "10 глава" и дождаться там спасательную команду!:shuffle2:

2010-04-21 в 20:28 

Шиято
Утопающий совершенно не умеет плавать Ничего страшного - тут довольно мелко... :rolleyes: :swim:

URL
2010-05-06 в 21:08 

Морвен, мать-наместница
Дорога в небо начинается на земле.
А что у нас с бетой? Куды девалась?... Я пришла сюда из-за одной из своих сестёр: в нашем монастыре, оказывается, тоже ждут проду. Ежели вдруг нужна помошь, дайте знать))) Сёстры-снейпоманки отзывчивы и милосердны к нуждам ближнего, а я, мать их наместница, тем более)))

З.Ы. Ну, а вообще-то я искала инфу о летучих мышах и Яндекс послал меня на Хог))) Дело в том, что мы с Вами коллеги по сюжету: у нас тоже снейпомышиный фик пишется)))

   

Синий экран СМЕРТИ

главная